Задумайся о "своей "пенсии

7 февраля 2011 - Могилин Валерий
Задумайся о "своей "пенсии

 

Спасение утопающих:

что если заменить

пенсионную реформу

законом об «ушельцах»

Русско-абиссинская «Песня ушельцев» дважды исполнялась в некогда культовом фильме «Черная роза — эмблема печали, красная роза — эмблема любви». Смысл песни остается неизвестным, хотя и считается, что это произведение о непростой судьбе «ушельцев» — тех, кто уходит, покидает Землю.

Полемика вокруг так называемой пенсионной реформы не имеет большого значения ввиду отсутствия предмета дискуссии, то есть самой реформы. После долгого и кропотливого изучения оказалось, что вся реформа сводится к повышению пенсионного возраста женщин и некоторым другим действиям, которые могут быть названы косметическими. Почему?
Чтобы разобраться, давайте попробуем сформулировать проблему. Проблема включает несколько аспектов. Во-первых, определим цель, которую мы должны достичь — неважно, с помощью пенсионной реформы или без нее. Очевидно, эта цель состоит в том, что старики не должны голодать. Во-вторых, установим, что мешает достижению этой цели. Ответ — отсутствие у них сбережений на старость. Почему у них нет этих сбережений? По многим причинам, но главная в том, что в свое время им обещали гарантированную государственную пенсию. Почему этой пенсии не будет или она будет мизерной? Потому что она целиком и полностью зависит от возможностей государственного бюджета.
Здесь мы приходим к развилке в решении нашей задачи. Первый вариант решения — это то, чем сегодня занято правительство, и то, что оно называет «пенсионной реформой». Его суть сводится к тому, чтобы уменьшить число людей, которым государство должно выплачивать пенсию, и тем самым снизить нагрузку на бюджет. Эта задача решается путем увеличения возраста, необходимого для получения пенсии, причем процесс этот растягивается на несколько лет и дает незначительный эффект. В итоге такой способ решения приводит к исчезновению государственной пенсии как таковой или распространению ее только на бывших госслужащих. Достигается ли наша цель при таком способе ее решения? Разумеется, нет. Существует значительная группа людей, которая уже не сделала сбережений в силу обещанной пенсии и может в старости оказаться ни с чем. И это при благоприятном ходе событий.
Неблагоприятный гораздо вероятнее. Эта вероятность возникает от того факта, что какие бы манипуляции с количеством получателей пенсий правительство не производило, размеры пенсий и сама их выплата все равно зависят от состояния бюджета. То есть если в бюджете возникнут непокрываемые дыры, пенсии просто могут исчезнуть либо сократиться, либо выплачиваться нерегулярно. А такие проблемы, скорее всего, возникнут. Планы печатания тысячегривневых купюр и изымания из оборота мелких копеек косвенно подтверждают это. Мнение о том, что инфляция может быть «управляемой», глубоко ошибочно. Инфляция, раскручиваемая с целью самообмана в государственной отчетности, всегда заканчивается гиперинфляцией и крахом государственных финансов. Не нужно сбрасывать со счетов и мировой кризис, который никто не отменял. Лидеры западных стран пока заняты поиском поводов для отсрочек решений финансовых проблем, а сами эти финансы продолжают уверенно деградировать. Если большой кабум случится, а точнее, когда он случится, то не поздоровится никому, а таким странам, как Украина — особенно. Таким образом, первый вариант решения не годится как в случае реализации благоприятных, так и в случае реализации неблагоприятных прогнозов.

Второй вариант основан на прямом решении задачи: не допустить того, чтобы старики голодали. Нам давно пора понять, что это исключительно наша забота. В любом случае государство платит пенсии из наших денег, которые проходят усушку и утруску у него внутри и появляются на выходе изрядно похудевшими.
Понятно, что мы должны помогать безо всякой оглядки на государство. Но крайне важно лишить государство возможности пафосно заламывать руки, возглашая: «Вы нам не платите налогов и теперь ваши старики будут голодать!» Пора начать движение ушельцев или, правильнее говоря, движение «розкріпачування». Не существует решений, которые одинаково меняют ситуацию сразу для всех и еще к тому же в лучшую сторону. Но могут и должны существовать процессы, в рамках которых могут приниматься локальные решения, облегчающие ситуацию. Движение ушельцев — это движение по выкупу себя из рабства у государства. Суть его в том, чтобы предложить государству честную сделку: я сам плачу пенсию такому-то, но взамен я не плачу в Пенсионный фонд и мое предприятие не платит за меня с фонда заработной платы. Если же я вдруг не плачу пенсионеру, меня автоматически возвращают в рабство.
Это легко сделать и проконтролировать, если мы создадим специальную социальную сеть. Иван платит пенсию Пал Палычу, а Сергей и Василь — Петру Сергеевичу. Все прозрачно и все очевидно. Платежи в интернете делаются просто и быстро. Состояние аккаунта определяется двумя кликами мыши. Все то же самое можно проделать и с прочими «социальными» налогами. Я не плачу в государственный фонд имени безработицы, потому что плачу в сетевой фонд взаимопомощи. Вот справка. Вот протокол. Все это в рамках одной системы, круглосуточно доступной онлайн, все эти альтернативные фонды должны существовать там и меня с моими платежами должно быть там сразу видно. Никаких навязываемых услуг, коррупции и зарплат в конверте.
Ушелец заключает с государством договор, в котором указывает, от каких социальных «услуг» государства он хочет отказаться, и в случае пенсионного налога определяет конкретное лицо, которому будет платить. Пенсионер, со своей стороны, отказывается от государственной пенсии, пока соблюдаются условия договора с ушельцем. Чтобы не высчитывать формул, которые в данном случае мало что описывают, предлагаю зафиксировать принцип: не больше двух ушельцев на одного пенсионера. Очевидно, что ушельцы первым делом будут заключать договоры со своими родственниками. Это очень хорошо. Само собой разумеется, что люди, входящие в пенсионный возраст, будут ответственнее относиться к собственным сбережениям, так как будут понимать, что им, возможно, придется обращаться за помощью не к абстрактному государству, а к конкретным людям. Понятно, что люди, находящиеся в начале трудового стажа, тоже не будут испытывать иллюзий относительно государственных пенсий. Замечательно, что наконец-то у нас у всех будет прямой повод задуматься об инфляции и ее роли в разрушении наших сбережений, а значит, выдвинуть государству обоснованные требования прекратить заниматься этими глупостями.
Теперь борьба со страхами. А как же быть с теми пенсионерами, которым не достанется своих ушельцев? Мне почему-то кажется, что такого не будет, но если и произойдет, то в этом случае — финансировать пенсии из бюджета. Это ведь и сейчас делается и ни у кого не вызывает вопросов. В гипотетическом случае, когда поступления от социальных налогов уже равны нулю, а необеспеченные ушельцами пенсионеры еще остались, государство объявляет о банкротстве и ликвидации своего пенсионного фонда и честно платит оставшиеся пенсии из бюджета. Что-то мне подсказывает, что этими последними будут как раз государственные пенсионеры с пенсиями в десятки тысяч гривен. Вот с ними пускай государство и разбирается.

Нужно понимать, что задача государства — отчетность. На языке отчетности низкий дефицит Пенсионного фонда — это хорошо. У нас задача прямо противоположная. Нам нужна не отчетность, а помощь пенсионерам, которые в свое время поверили в государственные пенсии. Поэтому для нас важно количество людей, получающих помощь, а не мифический дефицит мифического фонда. В случае реализации моей идеи это означает как раз рост дефицита Пенсионного фонда. Решить эту проблему настоящей реформой — обязанность государства.
Нашему поколению — людям с трудовым стажем от десяти лет до предпенсионного возраста — придется платить больше, чем другим поколениям. Платить пенсионерам и делать сбережения для себя. Да, это правда и это нужно принять, поскольку нашему поколению в любом случае придется пострадать. Государственная система социального страхования гарантированно рухнет в пределах жизни этого поколения. Насладиться радостями пенсионной жизни удастся разве что тем, кто получит пенсию через год-два-пять, и то если они после этого сразу же умрут. Все остальные окажутся жертвами коллапса. Лично я роли несчастного страдальца предпочитаю роль человека, осознанно разрывающего порочный круг. Оно как-то благороднее и не так обидно. Тем более что повторю: речь не идет о том, что сразу и одномоментно одна система заменяется другой, а о том, что создается альтернатива. Кто не верит в государственные пенсии — не платит соответствующие налоги (и его предприятие не включает его зарплату в фонд зарплаты) и сам кормит пенсионеров, кто верит — платит налоги и ждет от государства своей пенсии.
Для такой реформы нужен законопроект об ушельцах. Это должен быть один закон, причем прямого действия, содержащий в себе все возможные шаблоны для своего применения и не содержащий отсылки на другие акты, которые должны быть приняты в будущем. Он должен вносить поправки в те законы, которые должны быть изменены. Например, вроде бы с этого года все «социальные» выплаты поступают в Пенсионный фонд, а там распределяются на отдельные счета — пенсионный отдельно, соцстрах отдельно и т. д. Это должно быть отменено, выплаты должны быть отдельными, чтобы можно было отказаться от каждой в отдельности. И, разумеется, необходимо создать поле деятельности для частных фондов, в том числе и зарубежных.

Владимир Золоторев, «Контракты» 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 1309 просмотров
Комментарии (0)